Четыре дня назад я узнала, что осталась без работы…

На самом деле все не так трагично. Во-первых, еще шесть каникулярных недель я отношусь к работающему населению и получаю в полном объеме (вполне меня устраивающую) зарплату. Во-вторых, если захочу, я могу в ноябре вернуться на старое место, а в образовавшемся промежутке получать пособие по безработице. Я не хочу, но это уже с профессиональной деятельностью никак не связано.

К такому повороту событий я была морально готова, а моя школа – нет.  У меня временный контракт, и все думали, что его продлят на следующий учебный год. Но в последний момент стало известно, что у правительства Земли именно для этой школы нет денег, и появятся они только в нобяре. Что делать с сентября по ноябрь с 25 часами английского, которые некому преподовать, бюрократов не интересует. Что во многих классах в очередной раз поменяются учителя, а через три месяца после начала учебного года – снова, тоже. Ну а уж до моей судьбы чиновникам тем более дела нет.

Но оказалось, что руководство школы приняло ее (мою судьбу) близко к сердцу: директор, сообщая мне о непродлении контракта, одновременно дал телефон своего коллеги. С которым он уже созвонился и рассказал, какого ценного кадра тот может получить в моем лице)) 

Ценный кадр от места отказался по тем же причинам, что не будет возвращаться в школу в ноябре, но ведь главное – не результат, а сам факт такой заботы.

Вообще вся эта история с моим внезапным уходом сделала последнюю неделю в школе незабываемой и приятной. Сколько хороших слов и добрых пожеланий я услышала в свой адрес, мне дарили цветы и подарки, давали разные советы (начиная от того, где искать новое место и заканчивая призывами обратиться в суд и не приходить в последний день на работу), пригласили на прощальный завтрак, для чего освободили от уроков…

А за завтраком всем коллегам, покидающим школу, прислуживал сам директор. Да-да, он нарядился в костюм дворецкого и с совершенно серьезным выражением лица наливал всем кофе и сок, подавал булочки и сыр… Эх, вот бы каждый рабочий день так начинался!

Да, но мои-то рабочие дни закончились… Я попрощалась со всеми детьми, а некоторые из них со мной. Конечно, это были малыши, «крутые» подростки только серьезно пожали руку и пожелали всего хорошего, да и то не все. Вчера я принесла домой стопку «писем» от моих бывших шестиклашек. Несмотря на то, что уже три месяца я у них не веду, потому что мне пришлось взять класс заболевшей коллеги, они меня не забыли:

Дорогая фрау Бет…

«Жалко, что вы уходите, вы лучшая учительница английского! У вас я написал 7 тестов на «единицу» (Прим. suitcasemood: в Германии «единица» – лучшая оценки, как в России – «пятерка»). Никогда, никогда, никогда не забывайте, что я однажды получил на контрольной на 14 пунктов больше возможного! Хорошего отпуска. Мы вас никогда не забудем. Я надеюсь, мы еще когда-нибудь увидимся в жизни, а если нет… ну, уж увидимся когда-нибудь.»

 «…Вы были классной и веселой учительницей и я почти всегда радовался, когда у нас были уроки английского!!! Жаль, что вы уходите из школы, потому что вы были лучшей учительницей и мы у вас получали более хорошие оценки!!! I will miss you»

«…Мы все будем по Вам скучать. Я считаю, что Вы очень красивая, Вы так классно выглядите, и особенно – ваши туфли. Вы очень меня поддерживали и спрашивали даже тогда, когда я не поднимала руку. Как жаль, что Вы уходите…»

«…Очень очень очень жаль, что вы не будете больше преподавать в нашей школе. Вы мне очень помогли с английским и вы мне нравились больше, чем новая учительница.  Я бы с удовольствием здесь что-нибудь для вас нарисовал, но мне лень, нет времени и неохота и вообще я не умею рисовать 🙂 »

 «… Жаль, что вы уходите, потому что вы очень классная. Некоторые уроки английского были реально классными, некоторые – так себе, но все равно хорошими»

«… уроки английского с вами были очень хорошие. Вы нас можете часто навещать, приезжайте на трамвае, так как у вас нет машины. Я буду очень стараться получить по английскому хорошие оценки, а не так, что вы уже за «четверку» с минусом мной городились» :Р (Прим. suitcasemood: в Германии самая плохая оценка – «пятерка»)

«… вы очень красивая, я с вами мному научилась и буду по вам скучать. Если будет время, приходите нас навестить! Английский был лучшем предметом только с вами! Goodbye Mrs. Bet»

Ну и наконец доказательство того, какой предмет я вела. Все написали письма на немецком, только в конце иногда добавляя простую фразу на английском. Но одна девочка сочинила такое письмо:

I will missing you. You was a beautiful and nice teacher. I was happy to meet you in the lessons. The games was happy and long.

 Неделя прощания со школой и коллегами заставила меня еще раз оглянуться назад. Каким-то удивительным образом память уже сейчас стерла картинки трудных и неприятных ситуаций, ранних подъемов темным зимним утром, «битв» с непослушными учениками, моих страхов, что не справлюсь, не найду подход, не добьюсь дисциплины. Когда-то в первые недели работы в этой школе я ехала с Алексом в машине и чуть не плача гворила, как же я не хочу идти туда, где опять увижу этих противных подростков, буду бороться с ветрянными мельницами, пробиваясь через нежелание детей учиться. Когда-то одно нахождение в столовой или на школьной дворе во время перемены было мучением, потому что мне хотелось спрятаться от этой галдящей, толкающейся и почти неуправляемой толпы, а я сама казалась себе такой маленькой, такой незаметной, такой бессильной…  

Почему-то все эти вещи уже сейчас вспоминаются с трудом. А вместо этого я думаю о моих шестиклашках, которые подходили ко мне на перемене и просили обнять их, потому что они скучают и хотят, чтобы я снова вела у них английских. Вспоминаю девятиклассников, с которыми мы много смеялись, обсуждали серьезные темы и иногда я на них ругалась, а они говорили: но вы ведь все равно нас любите, правда? И даже мой ужасный восьмой класс перестал быть собранием монстров, как я их всегда называла, а стал просто группой вполне нормальных тяжелых подростков, которые очень даже милы, но только по отдельности))

Я думаю о дружелюбных и всегда готовых помочь коллегах. Ни разу, ни на одну секунду я не почувствовала с их стороны негативного отношения из-за того, что я иностранка и говорю с акцентом и ошибками. Из 120 коллег я знаю имена, наверное, только четверти. И намного больше людей каждый раз, увидев меня, приветливо говорили «Хало, Ольга!». Мне предлагали принять «на побывку» сложных учеников, звонили родителям оболтусов, деликатно поправляли, если я что-то делала не так. А в эти последние четыре дня постоянно хвалили, желали успехов, сожалели, что мы не будем работать вместе… 

У меня не было возможности официально сказать прощальную речь. Но если бы мне дали слово, я бы говорила не о том,как много пребывание в этой школе дало мне в профессиональном плане. Много, но не это главное. Главное, что за этот год я сделала огромные шаги в интеграции, в первую очередь – внутренней.

Мои мысли год назад: «Я работаю, у меня собственный счет в банке, я полноценно общаюсь с людьми, почти не ограничена в своих передвижениях, могу самостоятельно решить любую бытовую проблему. Моя интеграция полностью состоялась.» И только сейчас  понимаю, как далеко мне было до этого. Внутренне я каждую минуту, каждую секунду чувствовала себя иностранкой, чужой, другой… Даже смеясь сказанной коллегой шутке, даже привычно покупая хлеб в булочной, даже сидя в гостях у друзей… Это тяжелое чувство. С таким восприятием мира или, скорее, – себя, зона комфорта сжимается до микроскопических размеров. Она ограничена пространством маленькой квартиры и одним-единственным близким человеком, только здесь и только с ним чувствуешь себя спокойно и естественно. И вдруг когда-то, между делом, я заметила, что это тяжелое чувство исчезло. Не на совсем и не навсегда, но оно перестало быть моим вечным сопровождающим. Я поймала себя на мысли, что беззаботно болтаю с коллегой, смеюсь рассказанной истории, провожу воспитательные беседы с детворой или объясняю очередной задание ученикам, и при этом не чувствую себя чужеродным предметом, а наоборот, являюсь частью этой школы, этой сраны, этой жизни.

Наверняка, у меня будет еще немало таких «озарений», когда я пойму, что сделала очередной шаг и перешла на новую ступень. Надеюсь, они все будут такими же приятными, как сегодняшнее.

 А сейчас я закрываю очередную дверь, держа в руках детские письма с милыми и смешными словами, букет цветов и маленькие знаки внимания от коллег. И мне только совсем немного грустно, потому что жалко оставлять позади что-то хорошее.

 Чус, ваша фрау Бет))

 

Дорогая фрау Бет, вы так классно выглядите, и особенно – ваши туфли

3 thoughts on “Дорогая фрау Бет, вы так классно выглядите, и особенно – ваши туфли

  • July 6, 2012 at 21:00
    Permalink

    Как трогательно написала, фрау Бет … Жаль, что контракт не продлили, жаль, что нужно уходить с привычного места и терять заработанный трудом авторитет. Жаль, но так приятно читать, что у тебя остались хорошие воспоминания о школе, коллегах и учениках!!!

    Reply
  • January 23, 2013 at 23:00
    Permalink

    Оля, невероятно трогательный рассказ! Читала, утирая слезы… )) Желаю тебе интересной и творческой работы после возвращения из декретного отпуска! Удачи Вам, дорогая фрау Бет…

    Reply
    • February 22, 2013 at 20:34
      Permalink

      Наташа, большое спасибо! По работе даже сейчас уже скучаю, представляешь? Когда к ней вернусь, пока не знаю, но точно знаю, что хотела бы и дальше преподавать.

      Reply

Оставить комментарий